Etozdes.ru

Самые свежие новости России и мира.
Объявления интересные статьи и полезные материалы.

Интуитивное питание: моё тело хочет объесться и растолстеть

Лилит Мазикина,
журналистка
Интуитивное стол — диета, которая вошла в нашу жизнь совместно с модой на всё естественное (и всё, собственно что естественнее естественного). Она творит чудеса. На ней не лишь только худеют, чем одержима почти каждая старше 14-ти, но и наконец-то здоровеют, ведь сама природа дает подсказку, какие вещества срочно нужны нашему туловищу.
Честное слово, предыдущий абзац написан без драматичности. Я лично подумывала о том, чтоб попробовать перебежать на интуитивное питание и даже скачала для себя таблицу, чего на самом деле желает моё тело, когда просит газировки либо сырокопчёной колбасы. Сверяясь с таблицей, я ела — купить брокколи цена — брокколи вместо одной и семечки вместо другой.
В онлайне рекомендовали такой способ — есть по таблице — дабы научить свой мозг точнее распознавать сигналы и необходимости тела, не ориентируясь на воспоминания юношества или неправильно сформировавшиеся пищевые привычки. Всё, в общем, шло отлично. И брокколи, и семечки я люблю. Однако параллельно я проделала генетический анализ, и кто бы мог задуматься, что именно его результаты пошатнут мою веру и в интуитивное стол, и вообще в универсальные рекомендации по здоровому виду жизни.

Сейчас умеют расшифровывать много различных «пометок» в наших ДНК. Можно узнать, переносишь ли ты спиртное, пшеничный белок, лактозу. К развитию каких заболеваний ты склонна или, наоборот, чем ты вряд ли заболеешь. Какие облики физических нагрузок ты хорошо переносишь, а какие для тебя всерьез опасны. Как твой организм реагирует на кое-какие лекарства!
Так вот, об отношениях твоего тела с пищей можно узнать тоже много нового. К примеру, моё тело склонно накапливать жир, и возможность клинического ожирения — а не просто набора «лишнего веса», над коим принято плакать на женских форумах — у меня в 7 раз больше, чем у средней россиянки.
Где-то здесь можно подумать, что я — полная дама, в конце концов-то нашедшая для себя причину, отчего все усилия худеть бессмысленны, или , годами надрывающаяся в фитнес-зале, хотя нет. Очень полной мне довелось случаться только в подростковом возрасте, а дальше как-то тип жизни сложился так, что самым наибольшим моим размером при росте в полтора метра был 40 восьмой. Это далеко и от идеала нашего времени, и от клинического ожирения.
Увлекательнее оказалось другое. У человека есть два различных гена, которые отвечают за наступление чувства голода и пришествие чувства сытости. Если у человека что-то не например с геном NMB, то он не способен своевременно понять, что голоден. Если с геном FTO, то он очень поздно поймёт, что уже сыт и ему достаточно есть. О да, я много раз обнаруживала, собственно что объелась, только когда у меня начинал недомогать живот, и что же говорит мой тест? Что это генетически обусловлено.
Как возможно доверять сигналам тела, если оно от природы имеет возможность не чувствовать вовремя голода или насыщения? Людям, у коих генетически обусловлены подобные нарушения отношений с пищей, похоже, интуитивное питание не просто ничем не поможет, хотя, скорее, навредит.
А как насчёт того, собственно что выброс дофамина при виде, запахе, думы о еде, такой сильный, что ты не имеешь возможность удержаться от того, чтобы пойти и перекусить, может быть тоже генетически обусловлен? Привет для тебя, ген ANKK1. Моё тело заточено на то, дабы, увидев еду, заставлять меня хватать её либо, по крайней мере, одержимо думать о ней. Это что интуиция, которой я должна доверять в условиях обилия еды вокруг?

На самом деле, все 3 гена, приводящие к обжорству и накоплению веса, далековато не обязательно встречаются вместе — у меня просто «бинго». Оно беседует о том, что мои предки перенесли аппетит, и, скорее всего, не один раз. что их соплеменники и родственники, у которых не было предрасположенности накапливать запасы или которым тело не давало подсказку хватать любую еду, которую они заметят, и прикладывать множество усилий для поиска пищи, умерли во время неурожая или военнослужащей осады, кто знает. А мои предки вынесли все тяготы и дали потомство, способное готовиться к голоду и выносить его максимально долго.
Ещё немного генов, коие относятся к интуитивному питанию и его эффективности либо неэффективности. Ген SLC2A2 отвечает за повышенное (либо нет) пристрастие к сладкому — у меня он ведёт себя обыкновенно, а представьте, что говорит интуиция у людей, коих этот ген заставляет искать сладкой пищи? Ген TAS2R38 может заставить (или нет) на стресс откликаться поиском пищи и обжорством — кстати, мой случай. Заметьте, практически никаких психологических установок для этого не хотелось бы. Просто так устроено тело.

Три гена отвечают за способность принимать горький и сладкий вкус. И если низкая восприимчивость к горькому вкусу имеет возможность сделать вкуснее что-то вроде, к примеру, брокколи или горького шоколада, то люд с низкой восприимчивостью к сладкому, чтобы вообще почувствовать сладость, будут с избытком класть сахар в напитки и двигаюсь — и это скажет им делать та исключительно интуиция, которая вроде бы должна от природы давать подсказку нам только нечто очень здоровое.
В конце концов, есть ген, отвечающий за метаболизм кофеина. Люд с особенно быстрым его метаболизмом будут с немалый вероятностью постоянно искать новых доз, а кофемания — также не самая здоровая привычка. Кстати, здрасти, я кофеман и кофе не кажется мне горьковатым.
Конечно, гены — не единственное, что имеет возможность быть препятствием на нашем пути к радостям и полезности интуитивного питания. Как давно уже, в середине двадцатого века, установили научные работники в таких странах, как США и Нидерланды, перенесённый аппетит навсегда отпечатывается во вкусах и пищевых привычках, а кроме того меняет метаболизм в сторону склонности к ожирению — а в девяностые в Рф голод той или иной степени перенесли почти все нынешние взрослые женщины. Скудость выбор еды в те же годы навсегда может вынудить наш мозг ассоциировать кабачки или капусту — нужные, на самом деле, овощи — с такой тоской, собственно что и притронуться к ним невозможно. Неправильные пищевые привязанности могут быть сформированы и отношением к еде наших опекунов, бабушек и дедушек.
Однако, фактически, всё это — психические механизмы, с которыми можно (и нужно) работать непосредственно на уровне психологии. Хотя бы есть то, собственно что рекомендуют таблицы типа «хочешь селёдки — употреби в пищу тунца», пока организм не привыкнет непосредственно к такому способу получения полиненасыщенных жиров. А вот ту «интуицию», кот-ая заложена в нас генами, то есть самой природой, приспособить к делу похудения и оздоровления пищевых привычек имеет возможность не получиться просто потому, что природа пыталась, чтобы мы пережили неурожай.